СТАТЬИ

Павел Сергеевич Лачёв. Основы русской семантики

Главы монографии:

29.08.2015

3.5.3. Алгоритм анализа семантического кода

Инструментом, на практике решающим задачи русской семантики, чем является поиск скрытых смыслов, служит алгоритм анализа семантического кода. 

Напомним, что семантический код это некая комбинация взаимосвязей между словами в многоступенчатой древовидной структуре системы языка, отражающая степень близости и взаимного влияния значений этих слов. Семантический код существует априорно, поскольку существуют слова в системе языка. А вот вычислить количественно взаимосвязи, характеризующие код, можно с помощью алгоритма. Вычисление это, как мы уже говорили, необходимо для поиска - после определения всех взаимовлияний – смысла, который получился в итоге этих взаимовлияний. 

Таким образом, попросту говоря, алгоритм наш это не что иное, как программный продукт, решающий задачу автоматического расчета степени близости семантических полей, в которых находятся исследуемые понятия. 

Обратимся к истории создания алгоритма, поскольку это может пролить свет на многие стороны его уже существующего функционала и того, что проявится в будущем. 

Уже упомянутая нами известная фраза основателя общей семантики Альфреда Коржибски «Карта не территория» и философская установка, сформулированная Джорджем Александром Келли, именуемая - конструктивный альтернативизм, а также концепция лингвистической относительности Эдуарда Сепира – Бенджамина Ли Уорфа – стали источником мотивации к созданию алгоритма анализа семантического кода. 

Но вот, что интересно: еще в 18 веке Вильгельм фон Гумбольдт – один из влиятельнейших языковедов всех времен и народов – сказал, что «каждый язык есть своего рода мировоззрение», и был тем самым очень прав. А несколько позже Фердинанд де Соссюр выразился более витиевато, но от этого не менее точно: «в лингвистике предмет вовсе не предопределяет точек зрения; напротив – можно сказать, что здесь точка зрения создаёт самый предмет». И ещё чуть позже другой известный лингвист, относившийся к школе младограмматиков Герман Пауль высказался предельно конкретно: «на свете столько же отдельных языков, сколько индивидов». 

Таким образом, идеи, вдохновившие нас на исследования, не были в 20 веке столь уж новыми. И, вероятно, их первые следы можно найти еще раньше, но мы решили ограничиться и двинуться дальше. 

Итак, чем же стали так примечательны для нас концепция лингвистической относительности, конструктивный альтернативизм и крылатая фраза общей семантики «карта не территория»? Конструктивный альтернативизм постулирует многообразие способов «истолкования» окружающего мира, которые рождаются при взоре человека на мир через «прозрачные трафареты или шаблоны», которые человек сам и конструирует в своем сознании. Напомним, они – эти «трафареты или шаблоны» - и есть те самые конструкты, о которых мы говорили в предыдущем разделе. Таким образом, основное послание конструктивного альтернативизма – это «многообразие способов истолкования мира», где ключевое слово «истолкование». 

Концепция лингвистической относительности утверждает, что язык «выступает как медиатор между индивидуальным мышлением и социальной процессуальностью, задающий не только мыслительные гештальты и генеральные горизонты мироинтерпретации, но и нормативные структуры поведения» (М.А. Можейко). Говоря словами автора концепции Эдуарда Сепира, «…реальный мир» в значительной степени бессознательно строится на основе языковых норм данной группы». То есть язык формирует мировоззрение. 

Теперь, если мы соединим основные послания конструктивного альтернативизма – которое есть «многообразие вариантов истолкования мира» - и концепции лингвистической относительности, где язык формирует мировоззрение, то получим в итоге идею о том, что всё многообразие истолкований существует в особенностях языка и создаются языком. Язык управляет восприятием и отношением. И чем сложнее специфика «индивидуального» языка, тем многообразнее истолкования окружающего мира. Усложнение структуры «индивидуального» языка прямо пропорционально многообразию истолкований и, следовательно, прямо пропорционально степени гибкости мировоззренческих установок. 

Отвлечемся не надолго от этого и обратим внимание на ту самую, нами любимую, уже ставшую крылатой фразу основателя общей семантики «карта не территория». Фраза эта, как всё гениальное, проста и говорит о соотношении символа и объекта. В данном случае мы рассматриваем некоторый вариант истолкования мира посредством языка. Так вот, из этой самой фразы следует, что любой даже самый изощренный вариант истолкования чего бы то ни было, никогда не станет этим последним истолковываемым. Вот и получается, что многообразие вариантов истолкования посредством языка не ведет к «пониманию» «реального мира», но ведет к его конструированию в нашем сознании, где конструкция эта, конечно же, всего лишь конструкция или модель, если хотите, не являющаяся самим «реальным миром». Но она всё же является чем-то важным для нас – тех, кто истолковывает. 

Задачей русской семантики стало попробовать понять посредством алгоритма анализа семантического кода этот индивидуальный вариант истолкования, эту конструкцию, эту модель и, более того, найти разницу между высказываемым и подразумеваемым. 

Далее рассмотрим содержательную часть функционирования алгоритма. 

Выраженная кратко суть работы алгоритма заключается в том, что он рассчитывает коэффициент влияния значения одного слова на значение другого в зависимости от степени их близости в многоступенчатой древовидной структуре языка. Когда рассматриваются несколько слов, то эти влияния накладываются друг на друга, образуя некоторую систему влияний. В этой системе одни слова оказывают на исследуемое слово большее влияние. 

Одной из задач алгоритма является выявление таких слов. В результате мы получаем четкое указание на то, во-первых, в каком из значений исследуемое слово использовалось, во-вторых, какие слова оказали на него наибольшее влияние, в-третьих, какой индивидуальный смысл вкладывался в исследуемое слово, в-четвертых, какие слова в сознании испытуемого являются близкими по смыслу к исследуемому, в-пятых, каким образом восприятие этого слова влияет на испытуемого и его поведение. 

Эти данные мы при определенной доле подготовки можем интерпретировать необходимым образом для получения запланированных результатов. 

Сферы применения этих данных и их интерпретаций можно увидеть в таблицах «Методология» и «Бизнес».

Возврат к списку

© РУССКАЯ СЕМАНТИКА, 2014-2015